Два романтика Главная  -  О нас пишут  -  Публикации о Григории Демидовцеве  -  

"Литературный Петербург" № 100, 2010

Говорят, что в наше время романтики нет, она умерла, и ничего не возникло, что могло бы ее заменить, а на ее месте осталась пустота.

Но, по моему мнению, такое суждение ошибочно и ни на чем не основано. Что такое была романтика раньше?.. Подразумевалось: это что-то необычное, яркое. Roma antika - античный Рим - вот этимология термина. Романтичным в прежние времена считалось все то, что не поддается расчету, анализу. Например, любые пылкие, "запредельные" чувства. Сегодня - в 21-м, - романтика, конечно же, присутствует и умирать не собирается. Но значение термина, его идейное наполнение, как мне кажется, изменилось кардинально. Сегодняшний романтик - это человек сильной воли, трезвого ума и четкого расчета, в жизни которого имеется главное дело, или таковое дело обязательно должно появиться. Подобно капитану, ведущему судно, сегодняшний романтик, рассчитывая и анализируя каждый шаг, ведет свое дело "по морям, по волнам", минуя мели и подводные камни:

Воля и ум, талант и умение ко всему относиться с юмором, вера в высшие силы и в себя - чей это портрет?..

Вы правильно догадались! Это портрет героя моей статьи - Григория Демидовцева. Про него уже столько написано в СМИ, сколько выпадает не каждому народному артисту или чемпиону мира. Его называли писателем-мистиком, писателем-сказочником, фантастом. Но про главное в нем не сказал пока никто. А главное в нем, как мне представляется, то, что Григорий - яркий пример сегодняшнего романтика.

В самом деле, взгляните на его главного героя - бизнесмена Артура Демидова. Вот уж про кого не скажешь, что это человек предсказуемый, человек размеренной, спокойной жизни. Он успешен в делах и в то же время по-хорошему, по-теплому человечен. Он много размышляет о вопросах "высоких" - о тайнах мироздания, о загадках природы, о судьбах народов и отдельных людей.

Тонкие миры, в свою очередь, не безучастны к нему, к его судьбе. Его умершая возлюбленная приходит к нему, как тень, как бесплотный образ, и поддерживает, укрепляет, направляет его дух. И не сразу читатель понимает, и не каждый читатель доходит до этого понимания, что в образе его возлюбленной к нему является сама Пресвятая Дева Мария.

Не она ли наделяет Артура Демидова способностью проникать сквозь время и отправляет его в прошлое с тем, чтобы, воплотясь в тело мелкого князька Фоминского, Артур основал могучее государство Неворусь - идеальное, светлое, доброе:

Не она ли помогает Артуру побывать в Будущем и увидеть его весьма возможный вариант - кровавый антидемократический переворот?..

Мы, читатели, ярко видим и безоговорочно понимаем, что главный двигатель Артура Демидова, главный источник его неуемной энергии - это Любовь. Та Любовь, что "движет солнца и светила".

Иерархию этой Любви Артур Демидов четко осознает, четко выстраивает в уме и в сердце: от любви к Богу - по нисходящей - до любви к своей жене и окружающим людям. Рисуя на страницах своих книг яркий образ Артура, автор - осознанно или неосознанно - сочными мазками рисует также и свой собственный яркий образ. Мы же, читатели, путешествуя по мирам Демидовцева, зачастую соединяем в своем сознании писателя и его главного героя. И нам кажется, что главное в полюбившемся писателе - так же, как в его персонаже, - стремление к Неведомому. И поняв это, мы сразу вспоминаем другого замечательного писателя - Александра Грина, которого называли "певцом Неведомого". Эти двое - Грин и Демидовцев, - словно духовные братья, протянувшие друг другу руки через бездны времени. При всей внешней несхожести характеров и судеб, они, действительно, словно близнецы в этой своей неистребимой тяге к Неведомому. Романтика Грина преимущественно чувственная, эмоциональная, приземленная. Романтика Демидовцева - это романтика 21-го века, о которой уже говорилось выше. Она устремлена к тонким мирам, она словно бы парит над землей на мощных крыльях. И Грин, и Демидовцев - через образы, через символы - зачастую стараются рассказать о том, что в принципе называется словами. Это им обоим чудесным образом удается. Думаю, этот феномен показа неназываемого можно, не кривя душой, назвать высшим пилотажем словесности.

Мне кажется, если бы Александру Грину довелось прожить подольше, он обязательно пришел бы к тому типу творчества, к той творческой тональности, каковы сейчас присущи Григорию Демидовцеву.


Наши координаты:

Санкт-Петербург, Невский пр., д. 111
тел.(факс): (812) 717-95-10
e-mail: admiral@nevski.ru