Мастер без Маргариты Главная  -  О нас пишут  -  Публикации о Григории Демидовцеве  -  



В те дни, когда вся страна смотрела телевизионную версию знаменитого романа Булгакова, я читал книгу другого автора - Григория Демидовцева. И мне хотелось, чтобы у этой книги тоже появилось свое экранное переложение.

Эпопея о любви и смерти Вообще-то у Демидовцева не одна книга. У него целых пять романов, объединенных в цикл под общим названием "Дуновение смерти и вечность любви". Я мог бы назвать этот цикл эпопеей. Но опасаюсь это делать, чтобы не отпугнуть современного молодого читателя, в представлении которого эпопея - что-то очень длинное и скучное.
Григорий Демидовцев - мистик. Или мистический фантаст. Не знаю, как правильнее обозначить, поскольку все нестандартное, нешаблонное трудно подгонять под привычные определения.
Михаил Булгаков, собственно говоря, тоже может быть назван мистическим фантастом. В его книге Воланд (Сатана) внушает Мастеру замысел романа о древней Иудее. Инициирует создание романа. И этот роман Мастера становится осью романа Булгакова, вокруг которой выстраиваются все его темы и сцены.
Читатель решает сам В книгах Демидовцева главный герой - Артур - для того, чтобы спасти Россию от гибели, от распада, оказывается то в Будущем, то в далеком Прошлом. Из повествования отчетливо явствует, что помогают Артуру в этом какие-то нечеловеческие силы. Но однозначного ответа на вопрос о том, чьи это силы - Бога или Сатаны, - автор не дает. Предоставляет возможность каждому читателю самому решить. Любовь не играет в книгах Демидовцева такой большой роли, какую она играет у Булгакова. Демидовцев более сдержан в описании плотской любви. Его главный герой, даже когда рядом с ним женщины, всегда остается как бы одиноким. Остается инструментом высших сил, понимающим, что все земное для него - второстепенно.
Ломая традиции Роман Булгакова традиционен в лучшем понимании этого слова. Он продолжает вечную тему встречи смертного человека с бессмертным Сатаной, превосходно раскрытую, например, у Гете в "Фаусте".
Книги Демидовцева традиционными назвать нельзя. Весь их строй, вся их стилистика непривычны, а порой даже трудны для понимания. Чувствуется, что Демидовцев мучительно ищет что-то свое, оригинальное, ни на кого и ни на что не похожее.
И нащупывает... И набредает... И ставит межевые столбы на обретенной, на завоеванной территории. У него свои интонации, только ему присущие, свои способы изображения. Иногда возникает ощущение, что его книги - это несоединимая смесь прозы и отрывков из кино, каким-то чудом все-таки соединившаяся в нечто цельное.
Рукописи не горят! И если возникает разговор о чуде, он тут же вытягивает на свет следующий вопрос: кем же внушены, продиктованы Демидовцеву его романы?.. Откуда Демидовцев черпает свои мистические откровения?.. Я неоднозначно воспринимаю книги этого необычного автора. Я о многом хотел бы с Демидовцевым поспорить. Но одно для меня несомненно: его книги живут своей, особенной жизнью. И никто - ни я, журналист, ни вы, читатель, ни сам автор - не может теперь этой своеобразной жизни у них отнять.

Сергей Нифедов


Наши координаты:

Санкт-Петербург, Невский пр., д. 111
тел.(факс): (812) 717-95-10
e-mail: admiral@nevski.ru